Мельница — 2.0 (2019)

22 сентября состоится юбилейный релиз «2.0 (Vintage Sessions)». Предзаказ уже открыт:

iTuneshttps://apple.co/2lRBK7O
Apple Musichttps://apple.co/2kohdHy
Google Playhttps://bit.ly/2k004E4

В Apple Music уже доступен для прослушивания трек «Оборотень», а также видео на него.

Группа «Мельница» празднует своё двадцатилетие эксклюзивным релизом. В соответствии с собственными устремлениями и по многочисленным просьбам поклонников музыканты записали подборку любимых песен в живом исполнении и новых аранжировках. В «Vintage Sessions” приняли участие наши коллеги и друзья Михаил Смирнов и Артём Якушенко, а сопутствующее видео снял Александр Карпов. «Мельница 2.0» — это живая, работающая, олдскульная мельничная магия, которая творится прямо на глазах у слушателей.

Список песен:

  1. Бес Джиги (Vintage Sessions)
  2. Голубая трава (Vintage Sessions)
  3. На север (Vintage Sessions)
  4. Зов крови (Vintage Sessions)
  5. Воин вереска (Vintage Sessions)
  6. Ночная кобыла (Vintage Sessions)
  7. Оборотень (Vintage Sessions)
  8. Марсианский экспресс (Vintage Sessions)
  9. Далеко (Vintage Sessions)
  10. Мора (Vintage Sessions)
  11. Опасное лето (Vintage Sessions)
  12. Любовь во время зимы (Vintage Sessions)
  13. Гори, Москва! (Vintage Sessions)
  14. Список кораблей (Vintage Sessions)

Над альбомом работали:

Наталья О’Шей — вокал, кельтская арфа
Сергей Вишняков — гитары, бэк-вокал
Алексей Кожанов — бас-гитара
Дмитрий Фролов — барабаны, кахон, перкуссия
Дмитрий Каргин — флейта, мелодика, висы

Артем Якушенко («Two Siberians») — электроскрипка 
Михаил Смирнов — аккордеон

Съёмка и запись произведены на студии Vintage Records.

Илья Изотов — запись звука
Борис Истомин — сведение и мастеринг
Илья Мерзляков — техник сцены
Юрий Чернышевский — директор

Мария Каминская — оформление диска
Диана Боровкова — фото
Мария Товбина — арт-директор фотосессии
Александр Елизаров — фото группы

JIVU Production — видео
Юлия Сметанина, Елена Будовниц — визажисты-стилисты

Спасибо дизайнерском брендам Sorockolita и Bat Norton.
Спасибо компаниям Camac Harps, Furch Guitars, Tama, Paiste, Evans и Promark.

Тексты песен:

Бес Джиги

Музыка — Наталья О’Шей и Сергей Вишняков, слова — Наталья О’Шей

Бес с Зеленого Мыса,
С повадкою лиса,
Без особого смысла,
Без гроша за душой,
Не надеясь на чудо,
Приходит ниоткуда,
Заводит свое вуду —
Винил под иглой.
Джига-Игла — нет, не вонзайте,
Лучше снова играйте,
Играйте же еще!
Была ни была, давайте еще раз,
Мы сыграем за черных
И выставим счет.

Бес в пыльной одежде,
Перештопанной прежде,
С Мыса Доброй Надежды
И злых перемен,
Он хвостом воду мутит,
Пластинки свои крутит,
И смертные орудья
Калит на огне.
Джига-Игла — нет, не вонзайте,
Лучше снова играйте,
Играйте же еще!
Была не была, давайте еще раз,
Снова поставим на черное
И выставим счет.

Как земля его носит,
Ведь идол не спросит,
Какой бишь у нас козырь —
Тело или душа?
Восковые основы
Свободно вздохнут снова
И по иглам сосновым
Уйдут не спеша.
Джига-Игла — о, не вонзайте,
Сколько можно, играйте,
Играйте же еще!
Была ни была, сыграем еще вам,
Снова выступим в черном
И выставим счет.
Джига-Игла, дай только волю,
Это вовсе не больно,
Дальше кружись!
Такие дела — это танец для смелых,
Гляди, как все мы в белом
Выходим на бис.

Голубая Трава

Музыка — Наталья О’Шей, слова — Наталья О’Шей и  Иван Малютин

Сколько ладоней крадут удары твоего сердца
Руки голодные ждут, когда бы согреться —
Раскалена лоза, чуешь, как жжет внутри?
Не открывай глаза, так и смотри, смотри, смотри —
Я — голубая трава, что поет ночью и днем,
что крушит железо и сталь,
Я голубая трава, что живет в сердце твоем,
сопротивленье, мой друг, бесполезно, поверь, бесполезно — мне жаль.

Тысячелистника струны согревают мне руки —
Тысячелетние, юные травы разлуки.
Травы разрыва лжи стелются бирюзой,
Шагом земля дрожит под золотой литой косой —
Я — голубая трава, что поет ночью и днем,
что крушит железо и сталь,
Я голубая трава, что живет в сердце твоем,
сопротивленье, мой друг, совершенно, поверь, бесполезно — мне жаль.

Даже живой или мертвой водой,
Даже вином или хлебом
Не защитишь, не укроешь себя, не остановишь рост.
Я — голубая лесная трава,
Я от корней и до неба,
Я у тебя внутри, мой друг, и проросла насквозь.

Я — голубая трава, что поет ночью и днем,
что крушит железо и сталь,
Я голубая трава, что живет в сердце твоем,
сопротивленье, поверь, бесполезно, мой друг, бесполезно — мне жаль.
Я — голубая трава, что поет даже во сне,
что крушит железо в горсти,
Ведь голубая трава вечно ждет, иди же ко мне,
сопротивленье, мой друг, бесполезно, поверь, бесполезно — прости.

На Север

Музыка и слова — Наталья О’Шей

На чужих берегах — переплетение стали и неба,
В чьих-то глазах — переплетение боли и гнева;
Эй-ох! — взрезаны вихри узорами крылий;
В вое ветров мы слышали песни последних валькирий.

Вспорото небо и врезаны волны драконьею пастью;
Светом и ветром ныне пронзает звенящие снасти
И Луна — я ее ждал и любил как невесту;
Нам не до сна, мы дети богов — наша участь известна.

В наших зрачках — острые грани вечного льда,
А на клыках — свежею кровью пахнет вода;
Видишь мерцание лезвий средь стонов разодранной ночи,
Слово прощания с жизнью, что стала мгновенья короче!..

Вечна погоня, вечно над морем лететь нашей вере;
Бледные норны шепчут: на север, вы в сером, вы звери…
Но когда солнца первый луч заскользит над холодной водой,
Встречайте нас, верные, — мы вернулись домой!

Мы вернулись домой, мы вернулись домой,
Встречай своих воинов, Один, — мы вернулись домой!

Но на тех берегах —
переплетение стали и неба,
А у мертвых в глазах — переплетение боли и гнева,
Стали и неба,
Боли и гнева,
Светом и ветром,
На север, вы в сером, вы звери, на север…

Зов Крови

Музыка и слова — Наталья О’Шей

Твой путь
Осенний ветер
Степной орел
Расправляет крылья,
Твой путь
Тугою плетью
Заметает каждый шаг пылью

Твой путь
По костям земли,
Твой путь
По цепям воды
На упругих лапах
Звери шли,
Чуя запах беды

Зов крови
На броне драконьей
Полыхнуло солнце
Зов крови
Давно ли ты понял
Что никто не вернется

На великой охоте
Начинается день,
Пляшет солнечный знак
На струне тетивы
За спиною бесшумно
Стелется тень
В переплетенье
Из жесткой травы

Льется путь по хребтам
Одичавших гор
По сухим ковылям
Да по перьям седым
Где смерть жжет костер
Ты вдыхаешь дым

Зов крови
Ястребиное зрение
Человечьи глаза
Зов крови
Разгорелись поленья
Не вернутся назад
Зов крови

И смеется сталь
От крови пьяна
Знаешь, как тебя ждали здесь?
Не было жизни,
Была лишь война.
Легким шагом ты входишь в смерть.

Расползается, тлея, ткань бытия,
Ярость светла, словно факел, клинок.
И не нижний мир получит тебя,
А с улыбкою встретит
Воинственный бог

Зов крови
Смерти волчьим оскалом
Ты в лицо усмехнешься
Зов крови
Ты всегда знал
Что не вернешься.
Зов крови
Зов крови

Воин Вереска

Музыка и слова — Наталья О’Шей

Над болотом туман, волчий вой заметает следы;
Я бы думал, что пьян — так испил лишь студеной воды
Из кувшина, что ты мне подала, провожая в дорогу,
Из которой я никогда не вернусь; жди — не жди, никогда не вернусь…

И не сомкнуть кольцо седых холмов,
И узок путь по лезвию дождя,
И не ищи — ты не найдешь следов,
Что Воин Вереска оставил, уходя.

Словно раненый зверь, я бесшумно пройду по струне;
Я не стою, поверь, чтоб ты слезы лила обо мне,
Чтоб ты шла по следам моей крови во тьме — по бруснике во мхе
До ворот, за которыми холод и мгла, — ты не знаешь, там холод и мгла.

И не сомкнуть кольцо седых холмов,
И узок путь по лезвию дождя,
И не ищи — ты не найдешь следов,
Что Воин Вереска оставил, уходя.

Ты однажды вдохнешь терпкий ладан октябрьской луны,
В сердце сдвинется нож, боль поднимется из глубины;
Неужели ты ждешь воплощенье беды, духа сумрачной стали,
Чтобы снова дать мне напиться воды, этой пьяной хрустальной воды?..

Но не сомкнуть кольцо седых холмов,
И узок путь по лезвию дождя,
И не ищи — ты не найдешь следов,
Что Воин Вереска оставил, уходя.
И не ищи в морозной мгле следов,
Что Воин Вереска оставил, уходя.

Ночная Кобыла

Музыка и слова — Наталья О’Шей

Он шел ночною, порой ночною
За темной рекою, за быстрой водою.
Не знал укора, не знал покоя,
За желтой луною, за ней, вороною.
Пришел желанный, ушел постылый,
Чужая рана его томила,
Чужая слава его манила
Туда, где ходила ночная кобыла.

Честного не жди слова,
Я тебя предам снова.
Не ходи, не гляди, не
Жди, я не твоя отныне.
Верить мне — мало толку,
Не грусти дорогой долгой
Не смотри назад с тоскою,
Не зови меня за собою…

Срезал дорогой высокий стебель,
Смотрел себе под ноги и видел небо,
Холмы кострами объял золотыми
И, глядя в пламя, шептал ее имя.
Искал кобылу, нашел кобылу,
Как ночь сулила, весна молила;
Пружинил силы сквозь мрак ревнивый,
Связал кобылу ее же гривой.

Честного не жди слова,
Я тебя предам снова.
Не ходи, не гляди, не
Жди, я не твоя отныне.
Верить мне — мало толку,
Не грусти дорогой долгой
Не смотри назад с тоскою,
Не зови меня за собою…

Весна хмельная, весна дурная,
Зачем ты вела до последнего края?
Уделом смелых зачем пленила,
Что ты наделала, что натворила!
Над жребием сильных, над древней страстью
Нет — нет — нет — он был не властен.
Река забыла, луна простила
Кого сгубила ночная кобыла.

Он шел ночною, порой ночною,
За желтой луною, за ней, вороною;
Весна забыла, река простила
Кого сгубила ночная кобыла.

Оборотень

Музыка и слова — Наталья О’Шей

Что ни вечер, то мне, молодцу,
Ненавистен княжий терем,
И кручина, злее половца,
Грязный пол шагами мерит.

Завихрился над осиною
Жгучий дым истлевшим стягом;
Я тоску свою звериную
Заливаю пенной брагой.

Из-под стрехи в окна крысится
Недозрелая луна;
Все-то чудится мне, слышится:
Выпей, милый, пей до дна!..

Выпей — может, выйдет толк,
Обретешь свое добро,
Был волчонок — станет волк,
Ветер, кровь и серебро.

Так уж вышло — не крестись —
Когти золотом ковать,
Был котенок — станет рысь,
Мягко стелет, жестко спать!

Не ходи ко мне, желанная,
Не стремись развлечь беду —
Я обманут ночью пьяною,
До рассвета не дойду;

Ох, встану, выйду, хлопну дверью я —
Тишина вокруг села —
Опадают звезды перьями
На следы когтистых лап.

Пряный запах темноты,
Леса горькая купель,
Медвежонок звался ты,
Вырос — вышел лютый зверь.

Выпей — может, выйдет толк,
Обретешь свое добро,
Был волчонок, станет волк,
Ветер, кровь и серебро…

Марсианский экспресс

Музыка — Наталья О’Шей и Сергей Вишняков, текст — Наталья О’Шей

Поезда уходят в ночь по расписанию,
Избегая мимолетного касания,
Где над бездною звезд без дна —
Знать бы мне все их имена
И помнить вкус без воздуха, без звука,
Даже без дыхания.
Имена звезд без дна, без воздуха и без дыхания.

Поезда идут, груженые снарядами, Где звезда гранатовая, виноградная,
Где весна бой ведет с песком,
Где ты услышишь удар виском —
И разлетятся на куски стеклом
Планеты ретроградные,
Стеклом, стеклом, стеклом…

Поездами шью обугленную летопись,
Я исчезаю в переплете огненных страниц.
Смотри же, это время снова сходит с рельс,
И стрелки мечутся, и мой экспресс
Уже стремится в тот последний рейс,
Где мы с тобою встретились.
Мой экспресс сходит с рельс,
Стремится в тот последний рейс.
Мы встретились, уже стремится в рейс
Марсианский экспресс.

Далеко

Музыка и слова — Наталья О’Шей

Обернули жемчужины шею
В три ряда, в три ряда,
Говорил, ты будешь моей иль ничьею,
Никогда, никогда.

Ты был львом и оленем,
Ты из гордого племени,
Живущего там у небесной черты,
Где ночи крылаты, а ветры косматы,
И из мужчин всех доблестней ты.

Из ладони просыпались пылью,
Потерялись в камнях
Все слова, что тебе говорили
Про меня, про меня…

Что у меня теплые плечи и гордые речи
И колючие свечи в темноте высоко,
Моя верность хранится
Там где пляшут зарницы,
Как бы ты не стремился —
Не достанешь рукой, ой!…

Я спущу на воду венок со свечою
Так легко, так легко.
Чтобы плыл по ручьям, полыньям за тобою,
Далеко, далеко.

В полыньях среди туч чтоб светил он
Высоко, высоко,
В том краю, куда я тебя отпустила
Далеко, далеко!

Где ночи крылаты, где кони косматы,
Где щиты, мечи и латы
Словно песни звенят.
Корабли под парусами,
Под павлиньими хвостами,
И ведьмы нежнее и краше меня.

У них теплые плечи и дерзкие речи,
Посмотри, как тают свечи в темноте высоко,
Где кони крылаты, а ветры косматы,
И это все далеко, далеко, далеко!..

Мора

Музыка — Наталья О’Шей, слова — Алёна Косачёва-Гаспарян

Летят кони Стрибога — ветер в гриву,
Перуна подкова — пропасть под молнией,
Кони Даждьбога дождем резвятся,
И конь коней — корона на небе.

Жаркой волной — в глаза жрице,
Железом каленым — жрице к запястьям,
Звездами за пояс золотыми,
Звоном зовущим — мое имя.

Стрибога сестра, Перуна пряха,
Даждьбога дочь и моя Мора,
Приди, спряди мою нить Мора,
Приди, путь я открыл, Мора.

Лучом, как мечом, открылись ворота,
Меня сковало кольцо полета.

Прощай, Перун, помяни лихо,
Прости, Стрибог, такова доля,
Пройдет, пройдет, Даждьбог, пролетит мукой;
Жесток мой бог — конь коней, конь Солнце.
Пройдет, пройдет, Даждьбог, пролетит мукой;

Жесток мой бог — конь коней,
конь Солнце.

Девки, бабы —
На Купальню!
Ладу-ладу,
На Купальню!
Девки, бабы —
На Купальню!
Ладу-ладу,
На Купальню!

Девки, бабы —
На Купальню!
Ладу-ладу,
На Купальню!
Девки, бабы —
На Купальню!
Ладу-ладу,
На Купальню!

Ой, кто не выйдет,
На Купальню,
Ладу-ладу,
На Купальню!
Ой, тот будет
Пень-колода,
Ладу-ладу,
Пень-колода!

А кто пойдет
На Купальню,
Ладу-ладу,
На Купальню!
А тот будет
Бел береза!
Ладу-ладу,
Бел береза!

Девки, бабы —
На Купальню!
Ладу-ладу,
На Купальню!
Девки, бабы —
На Купальню!
Ладу-ладу,
На Купальню!

Девки, бабы —
На Купальню!
Ладу-ладу,
На Купальню!
Девки, бабы —
На Купальню!
Ладу-ладу,
На Купальню!

Опасное лето

Музыка — Наталья О’Шей, слова — Наталья О’Шей и Ольга Лишина

Как клинки, режут небо крылья.
Улетать — только если к морю!
Золотою дорожной пылью
Покрывая мечты и волю

Махаоны парят над миром,
Лето в душу неслышно входит,
Сердце — старая моя лира —
Пробуждает родник мелодий…

И не надо о снах! И вере!
О клинке, за спиной
Хранимом… Ветер смоет мои потери,
Даст твое позабыть мне имя. Имя…

До свидания, чуждый странник,
До свидания в мире третьем.
Махаоны летят на запад,
Если дует с востока ветер.

Если жемчуг в моей ладони,
Если бьются о сердце волны.
Если ты меня тоже понял,
Забывай меня и не вспомни!
Вспомни меня…

Уходи по своей дороге:
Там железо с сандалом вместе.
Всё твое, а мои — лишь крохи —
Недопетая чья-то песня…

Уходи-уходи, ты слышишь?
Золотой невесомой песней
Дай забыть и лететь мне выше,
От любви, от больной, воскреснув…

И не надо о снах! И вере!
О клинке, за спиной
Хранимом… Ветер смоет мои потери,
Даст твое позабыть мне имя.
Имя. Имя…

Любовь во время зимы

Музыка — Наталья О’Шей, слова — Наталья О’Шей и Ольга Лишина

А если там, под сердцем, лед,
То почему так больно жжет?
Не потому ли, что у льда
Сестра — кипящая вода,
Которой полон небосвод?
Зима приходит за теплом,
В горячих пальцах снежный ком,
И никаким неверным снам
Не замести дороги нам
В ночь под невидимым крылом.

Ничего не останется от нас,
Нам останемся, может быть, только мы,
И крылатое бьется пламя
Между нами,
Как любовь во время зимы.

Кипит гранит, вертится ось,
Ведь так отроду повелось,
Что всем клинкам и кораблям
Дают девичьи имена —
Что ж остается делать нам?

Ничего не останется от нас,
Нам останемся, может быть, только мы,
И крылатое бьется пламя
Между нами,
Как любовь во время зимы.

Вслепую вновь перелистай
Пергамент нам доступных тайн —
Лёд, раскаленный докрасна,
Любовь страшнее, чем война,
Любовь разит верней, чем сталь.
Вернее, потому что сам
Бежишь навстречу всем ветрам,
Пусть будет боль, и вечный бой,
Не атмосферный, не земной,
Но обязательно — с тобой.

Ничего не останется от нас,
Нам останемся, может быть, только мы,
И крылатое бьется пламя
Между нами,
И любовь во время зимы.
Ничего не останется от нас,
Нам останемся в лучшем случае мы,
Хорошо, что уже не страшно,
И пламя пляшет,
Как любовь во время зимы.
Хорошо, что уже не страшно,
И пламя пляшет,
Как любовь во время зимы.

Гори, Москва!

Музыка — Наталья О’Шей, слова — Наталья О’Шей и Иван Малютин

Уж как темная ночка мне матушка,
Да и месяц месяцович мне батюшка,
А меньшая сестрица полудница,
Уж как старшая злая молоньица.
Ой ты ночь, моя ночь, где твоя дочь?

Говори-гуляй, Москва, да за околицу не выходи,
Гори-пылай, Москва, высоко кружат гуси-лебеди.
Говори еще, Москва, о темном золоте семи холмов
Гори свечой, Москва, как летний дым горька твоя любовь.

На семи-то холмах гуси-лебеди,
О семи сердцах лебедь каждая,
Уж как первое сердце жемчужное,
А седьмое-то сердце железное.
Ой ты ночь, моя ночь, кто твоя дочь?

Говори-гуляй, Москва, да за околицу не выходи,
Гори-пылай, Москва, высоко кружат гуси-лебеди.
Говори еще, Москва, о темном золоте семи холмов
Гори свечой, Москва, как летний дым горька твоя любовь.

У меня в Москве колокола звенят –
Троерукие, шестикрылые,
Семистрельные, невечерние,
Да и огненные мои лебеди!
Ой ты ночь, моя ночь, я твоя дочь!

Говори-гуляй, Москва, да за околицу не выходи,
Гори-пылай, Москва, высоко кружат гуси-лебеди.
Говори еще, Москва, о темном золоте семи холмов
Гори свечой, Москва, как летний дым горька твоя любовь.

Список кораблей

Музыка — Наталья О’Шей и Сергей Вишняков, слова — Наталья О’Шей и Ольга Лишина

Зови, зови декабрь, ищи себе зимы,
Ищи себе пути, стирай с ладоней соль.
Послушная ладья, да правим ей не мы,
На первом корабле твоя алеет боль.
Я список кораблей не раз перечитал,
По верфям и портам не раз меня влекло,
Ведь вся моя любовь — расплавленный металл —
Она в воде морской застыла, как стекло.

Зови того, кто ждал, через туман ищи,
Волною и мечом, за правду и добро,
Пока есть силы звать, и голос различить.
На корабле втором чернеет серебро.
Веди меня чрез лимб, мой преданный секстант,
Средь ржавых остовов держи стрелу ровней.
Фрегаты, клипера, сокровище и сталь —
Лежат на дне морском, лежат на звездном дне.

Иди, иди, фрегат, по Млечному Пути,
Над бурей, над водой, открытый всей земле,
И паруса в ветрах, как кудри, распусти…
Погубит та, что ждет на третьем корабле.
Ведь губит та, что ждет на третьем корабле,
Ведь гибнет та, что ждет на третьем корабле.